babs71 (babs71) wrote,
babs71
babs71

Category:

Петербург. Лекция Владимира Фейертага "Джаз за железным занавесом".

И вновь я благодарю сообщество spbblog, а также Demetra Art Hotel, благодаря которым я посетил замечательную лекцию музыковеда Владимира Фейертага "Джаз за железным занавесом".
Владимир Фейертаг - автор первой в СССР книги про джаз, человек, в 60-70е годы читавший в клубах лекции о популярной музыке (об этом он рассказал забавный анекдот о том как его лекция "Джаз и музыка И. С. Баха" при передаче темы по телефону превратилась в лекцию И. С. Баха "Джаз и музыка"), организовывавший фестивали джаза, и многое другое. Человек он очень обаятельный и харизматичный, так что слушал я его с огромным удовольствием.

Несколько цитат из лекции:
"Самые трудные годы для джаза начинаются в сорок шестом и заканчиваются в пятьдесят третьем. ... Джаз ушел в подполье и существовал как положено в андеграунде. Вы могли послушать джаз, вы могли потанцевать под него, но это вот такое было помещение, которое закрывалось и парторг отвечал за то, что тут происходит. И масса было в городе и в Москве и у нас этих любительских команд, которые несомненно играли джаз, потому что запрещай, не запрещай - все понятно. Я всегда спрашиваю: что, во времена Сухого закона, который в Америке 13 лет действовал, меньше пили? Наоборот, больше! И больше заработки были у тех, кто продавал вино и тех, кто играли на этих вечерах. Музыканты прекрасно работали во все кризисные времена, музыканты джаза, музыканты - таперы, которые могут играть на слух, а не только музыку по нотам, вот эти музыканты на вес золота. Поэтому джаз состоит из слухачей, которые реагируют на популярные песни, сразу же их обрабатывают и пускают в дело, играют на танцах. Публика любит вашу музыку, ходит на вас, платит деньги, деньги передаются в конвертах, все существовало нормально.

Я убежден, что в нашей стране всегда жила двойная мораль, мы одно говорим, другое делаем. Конечно джаз ругали в газетах, выступали идеологи, говоря что это музыка ужасная, это скрежет бормашины, от звучания саксофона можно повеситься, все это звучало. Все это читали, собирали материалы, на всех заседаниях клялись в чистоте искусства, только русская песня должна звучать, размер четыре четверти вообще изгнали из музыки. Программа Утесова состояла только из вальсов, саксофонистов заставили играть только на кларнетах и флейтах, нет группы саксофонов, где-то они даже на балалайки переходили, и когда Утесов выступал со своей программой, у него была только одна джазовая песня - "Песня американского безработного". Песня Джея Горни, перевели ее на русский язык и она звучала как обличение империализма, там появлялись кривые небоскребы в декорации и в это время звучал настоящий свинг. Публика три раза просила это повторить, вот эту критику империализма, эту тему, эти ритмы услышать. Естественно, танцевали в школах, в закрытых институтах. В Ленинграде 190-я школа (которая на Фонтанке) была лидером, каждую субботу проводились вечера закрытые, школьники там были и не школьники, какие-то научно-исследовательские институты снимали зал, чтобы потанцевать, отметить чей-то юбилей. Все под джаз, хотя джаз запрещен! Так что за "железным занавесом" жилось спокойно, только контактов не было. Но были люди, которые владели информацией, были спекулянты, которые спекулировали пластинками. Конечно, фильм "Стиляги" хотел нам эту атмосферу передать, но это не так все круто было, так чтоб пластинку вырвали из рук, посадили. Нет, за этим следили, придирались к чему-то, но никого не сажали, не расстреливали, никто не пострадал из-за того, что эта музыка была в обороте.

В 1957-м году обнаружилось, что у нас в Москве проходит фестиваль молодежи и студентов, внутри которого есть джазовый фестиваль, и тут надо срочно что-то показывать. Так, где эти нелегальные команды? Ну-ка собрать их быстренько! В Москве собрали самых крутых музыкантов в Центральном доме работников искусств, сказали: "Ребята, сделайте так, чтобы американцы сдохли, услышав вашу музыку". Сделали оркестр, который получил серебряную медаль, второе место (а первое место не присудили никому). Практически это лучший оркестр был на этом конкурсе. Но в "Известиях" все-таки появилась статья "Музыкальные стиляги", где этот оркестр гнули-гнули-гнули, говорили ужас но, вскакивают эти мальчишки, начинают кривляться с трубой, нельзя! Вот симфонический оркестр - вот это музыка, а это не музыка. Вот такое было отношение, оно не поменялось и дальше, но все-таки страна понемножку открывалась.

Начали приезжать гастролеры, сначала из стран социалистического лагеря, а потом приехали американцы. В 1962-м году был оркестр Бенни Гудмена. Выступал он у нас в Питере, в Манеже на Кленовой аллее. Ночь я простоял, достал на все концерты билеты, не в первых рядах, конечно, первые ряды разбирали партийные люди. Потом, через десять лет к нам приехал Дюк Эллингтон, потом стали приезжать другие оркестры, начался культурный обмен и практически джаз незаметно легализовался в течении шестидесятых годов.

Заметим, что в шестидесятых годах во всех городах проходили смотры "молодежных музыкальных ансамблей". Это был джаз, поэтому фирма "Мелодия" записала несколько пластинок "Джаз -65", "Джаз - 66", "Джаз - 67", три пластинки московского фестиваля, пластинки таллинского фестиваля. Фирма "Мелодия" делала на этом "бизнес", музыканты за это ничего не получали, радость их была в том, что их узнают, услышав их на пластинке. Джаз находился под наблюдением комсомола. Комсомол обязан был отвечать за то, чем дышит молодежь, молодежь любила джаз, значит надо его контролировать. Поэтому комсомольцы проводили эти фестивали, находили для этого деньги. Я в то время уже был членом жюри, потому что я уже имел публикации, меня знали, я сидел в Воронеже, в Днепропетровске, еще где-то, в жюри во всяких заседал.

А в 70-е годы все эти музыканты, им уже по 30-35 лет, у них дипломы консерваторские у многих, они ходят в концертные организации, говорят: "Может вы нас возьмете, мы будем ездить по стране играть концерты. Ну возьмем мы вам одну певицу, ради бога, но только такую, чтобы она джаз немножко чувствовала, ну давате попробуем". И концертные организации начали пробовать. И комсомол уже был ни при чем, потому что у комсомола уже появилась новая опасность. Ему срочно сказали: "Джаз это уже не так опасно. Вон что творится, поют барды! А рок-движение? Вот чем надо заниматься. Отпустите вы этот джаз".

Не бывало так, чтобы даже гениальный Рихтер или Гилельс, великие пианисты прошлого играли бы подряд пять концертов, а Киркоров будет петь тридцать дней подряд в "Октябрьском"! Это эстрада - она востребованна, а классическая музыка имеет ограниченное количество слушателей. И джаз очень хочет массовой популярности как попса, но на самом деле играет музыку, сложную как классическая. Это слуга двух господ, он и такой и такой".


Приведу также ссылку на фильм "Город, осень, ритм", который показывал и комментировал во время лекции Владимир Фейертаг:

Ну а желающие послушать лекцию своими ушами могут скачать аудиозапись здесь: https://yadi.sk/d/tznDD3p23MN6ir


P.S. В субботу, 2 сентября состоится экскурсия "От станции метро "Нарвская" до площади Репина через Гутуевский остров".

Среди прочего мы увидим:
Парк Екатерингоф - Церковь Богоявления на Гутуевском острове - Екатерингофский мост - Пивзавод Калинкинского товарищества - Российская бумагопрядильная мануфактура - Жилмассив фабрики "Красный треугольник" - Кинотеатр "Москва" - Первый морской госпиталь - Благородный пансион - Шпалерная мануфактура - Старокалинкин мост - Съезжий дом 4-й Адмиралтейской части.

Узнать подробности и записаться можно здесь: http://babs71.livejournal.com/1019547.html
Tags: Жизнь в СПб, История, Петербург
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments