babs71 (babs71) wrote,
babs71
babs71

Categories:

Петербург. Кикины палаты. 1714-1956

Одно из старейших зданий Петербурга – Кикины палаты начали строить в 1714-м году для адмиралтейств-советника Александра Кикина. Кикин – бывший денщик Петра I, бомбардир в потешном Преображенском полку, как и многие из ближайших сотрудников Петра сделал блестящую карьеру. И одним из символов его успеха должен был стать и каменный дом (предположительно, архитектором его являлся А. Шлютер). По тем временам это была большая роскошь, в то время каменные дома были дворец Меньшикова и зимний дом Петра. Центральная часть дома была двухэтажной, боковые крылья имели один этаж.
   
Однако блестяще начатая карьера Кикина оборвалась в 1718-м году. И причиной этого стала его дружба с царевичем Алексеем, который жил неподалеку и у которого служил казначеем брат Александра Кикина – Иван. Когда осенью 1715 года после синхронного рождения двух законных наследников престола - сына Петра, Петра Петровича, и сына Алексея, Петра Алексеевича, - конфликт отца с сыном обострился до невозможности, именно у Кикина Алексей спрашивал совета, как ему быть. Тот посоветовал царевичу, уйти в монастырь, якобы добавив: "Ведь клобук не гвоздями к голове прибит, можно будет и снять". Алексей просит у отца разрешения на иночество, но Петр колеблется и, не дав ответа, уезжает за границу. В августе 1717-го Петр присылает сыну письмо с требованием или не мешкая ехать к нему, или постричься и уведомить, когда и в какой монастырь. Кикин был убежден, что Петр зовет сына, чтобы уморить в походах, и что даже в монастыре законного наследника престола никто в покое не оставит. По его совету Алексей бежит в Вену, просить покровительства австрийского императора Карла VI.
  
Дальнейшая история всем хорошо известна. Царевич Алексей вернулся в Россию и дал показания на всех, кто помогал ему. Среди них был и Кикин. К тому же, в руки Меньшикова попала переписка Кикина с царевичем Алексеем, и Меньшиков умело воспользовался компроматом. 
  
 
В начале февраля 1718 года Кикин был арестован, причем при аресте у него случился удар. На пытках 11 и 18 февраля Александр Васильевич во всем сознался: «Я побег царевичу делал и место сыскал в такую меру - когда бы царевич был на царстве, чтоб был ко мне милостив»; 22 февраля он написал Петру письмо, в котором пытался оправдаться, но на новой пытке 5 марта подтвердил первоначальное признание. Министры присудили ему “жестокую” смертную казнь. По свидетельству МакКензи, царица, по настоянию графа Апраксина, просила о смягчении наказания Кикину. Несмотря на это, преступника 17 марта колесовали, и только на следующий день обезглавили: таков был приказ всемилостивейшего царя. По легенде, царь, проезжая мимо него, наклонился к нему и сказал: "Александр, ты человек умный. Как же дерзнул на такое дело?" - "Ум любит простор; а от тебя ему тесно", - будто бы ответил Кикин. 
  
 
Дома Александра Васильевича — пять в Петербурге и три в Москве, именье да 3500 десятин земли отошли в казну. И в Кикиных палатах в 1719 разместилась Петровская кунсткамера (для чего здание надстроили на один этаж). Все было «в надлежащем порядке учреждено и расставлено" и высочайшим распоряжением было велено "всякого желающего... смотреть пускать и водить, показывая и изъясняя вещи". Как известно, за вход в первый русский музей денег не брали, поскольку Петр повелел посетителей "приучать и угощать, а не деньги с них брать". Мало того, подобное рвение к духовной пище вознаграждалось и пищей для тела, посетителей угощали "кофе и цукербродами". 
 
 
Кунсткамера прожила в Кикиных палатах до 1725 года, а в 1733 году весь квартал отдается под размещение Конной гвардии. В палатах обосновались полковая канцелярия, лазарет и церковь. Здание снова перестроили и возвели над его центральной частью деревянную колокольню. Наконец в 1829-1830 годах следует очередная перестройка. Архитектор А. Е. Штауберт (он же занимался перестройкой Чесменского дворца) разбирает крыльцо, уничтожает всю отделку фасадов, перестраивает третий этаж и украшает его треугольными фронтонами. 

 
В Великую Отечественную войну палаты были почти разрушены, и здание считалось погибшим. За его восстановление взялась архитектор Ирина Николаевна Бенуа (по ее проектам восстанавливали также Строгановский дворец, Царскосельский лицей, Нарвские ворота, петергофский "Коттедж"). Поскольку первоначальных обмеров здания не сохранилось, в 1956-м году была создана своего рода фантазия на тему богатого жилого дома петровской эпохи, с его возможной объемно-пространственной композицией, планировкой и декором фасадов.
   
Tags: Дореволюционная архитектура, История, Петербург, Шлютер А., Штауберт А. Е.
Subscribe
promo babs71 май 19, 14:46 15
Buy for 100 tokens
15 июня, в субботу, состоится премьера экскурсии "Преображенские кладбища". Преображенское кладбище возникло в 1872-м году, когда городские власти стремились вынести за пределы города кладбища, опасаясь распространения "трупного яда". В этой связи было организовано большое…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 31 comments