February 29th, 2020

Дед

Цитаты.

В 1943 г. <...> ГКО и нктп изменили условия приема машин военпредами. Если по старым правилам небольшому испытательному пробегу по выбору военпредов подвергалась каждая десятая машина, то теперь все без исключения танки и САУ должны были пройти испытания как минимум в несколько десятков километров. Следовательно, объем приемо-сдаточного пробега бронетанковой техники увеличивался в геометрической прогрессии по сравнению с предыдущим годом. Но специальных танковых дорог и полигонов на восточных танковых заводах не существовало. Это означало, что танки и самоходки вынуждены были использовать общегородские дороги. Пока действовали прежние техусловия на испытания, это не представляло проблем, поскольку объем ездящей техники был предельно небольшим.
Всё изменилось с апреля 1943 г., с вводом новых правил и таяния грунта и дорог после морозов. Особенно тяжелое положение сложилось на Уралмаше, поскольку завод находился в городской черте, и выезд за город без прохождения через городские улицы был невозможен.
Примерно с 20 июня 1943 г. ежедневно по 8—10 машин выезжало в сторону г. Березовского по мощеному тракту. И уже к концу месяца покрытие тракта было практически полностью испорчено, мосты на нем и в городе были в значительной степени разрушены, следовательно, по улицам Березовского невозможно было проехать. Свердловский облисполком в июле 1943 г. запретил прохождение бронетехники вне дорог, специально для этого предназначенных. Л.П. Берия сделал соответствующий запрос на имя В.М. Андрианова и Б.Г. Музрукова, поскольку ему пожаловался старший военпред Г.И. Зухер, утверждавший, что испытания июльских танков не проводились.
По воспоминаниям С.Т. Лившица (в октябре 1941 г. после ареста И. С. Миценгендлера он возглавил бронекорпусной цех, а в 1942 г. филиал Уралмаша – бывший завод № 37), этот эпизод представлен с несколько иной стороны. В июле 1943 г. Л.П. Берии, помимо Г.И. Зухера, пожаловался главный инженер А.Л. Кизима, замещавший Б.Г. Музрукова на посту директора. А.Л. Кизима напрямую позвонил в Кремль и передал Л.П. Берии, что большие контрольные испытания танков не проводятся по приказу местных властей. Через час разгневанный первый секретарь обкома В.М. Андрианов вбежал в кабинет А.Л. Кизимы и пообещал в непечатных выражениях, что он еще припомнит это главному инженеру. Всё, правда, обошлось. Требуемые дороги еще предстояло создать, а технику необходимо было прогонять уже сейчас. Поэтому у Уралмаша не было иного выхода, как нарушать предписания городских и партийных властей.
Дороги близ завода и в соцгородке превратились в сплошные рытвины и ухабы, заполненные грязью. Местные власти пытались заставить заводское руководство проводить испытания только внутри территории предприятия. Милиция оцепила выезды с завода, но сделать они против бронированной техники ничего не могли. Танки и самоходки все равно прорывались на городские улицы.

Н.Н.Мельников. "Танковая промышленность СССР в годы Великой Отечественной войны".
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.