babs71 (babs71) wrote,
babs71
babs71

Исторический роман в лицах. "Флэшмен".

Ползая по интернету я наткнулся на интересный сайт под названием «Сесил Скотт Форестер и другие». Как определяет этот сайт его создатель, на нем собран «тот раздел литературы, который можно обозначить как историко-приключенческая военная сага». Среди героев книг, представленных на сайте, такие персонажи, как капитаны Горацио Хорнблауэр и Джек Обри, королевский стрелок Шарп и им подобные персонажи. Но особый интерес у меня вызвал роман «Флэшмен» Джорджа Макдональда Фрейзера - первый из серии о бригадном генерале Гарри Флэшмене (к сожалению, на русский язык пока переведен только первый роман).
Гарри Флэшмена довольно сложно назвать героем романа. Скорее он – антигерой, поскольку автор наделил его всеми возможными пороками: подлостью, лживостью, трусостью (нужное подчеркнуть, недостающее вписать). Однако, несмотря на это, Флэшмен поразительно везуч, поэтому успешно делает карьеру и все окружающие считают его храбрецом и героем.
По воле автора Флэшмен участвует в самых известных войнах, которые вела Британия в Викторианскую эпоху (Крымская война, Восстание сипаев, Первая Сикхская и Вторая Опиумные войны). А первый роман посвящен одной из самых известных катастроф в военной истории Англии – Первой англо-афганской войне 1839-1842 годов. В романе подробно изображены самые известные события этой войны: убийство майора Бернса, убийство во время переговоров британского посла в Кабуле Макнотена, катастрофическое отступление британских войск под командованием генерала Эльфинстона, закончившееся гибелью последних англичан у селения Гандамак. Читается роман с большим интересом, так что я рекомендовал бы всем, кто интересуется историей Англо-афганских войн, либо просто хочет прочесть увлекательный боевик, обратить на него свое внимание.
Большинство упоминающихся в тексте персонажей – реальные лица. А потому предлагаю вашему вниманию подборку их портретов в сочетании с цитатами из текста романа. Думаю, она будет интересна как тем, кто читал роман, так и тем, кто его не читал.
Один из первых исторических персонажей, которые появляются на страницах романа – генерал Кардиган.
 
Его печальная известность в качестве командира «Легкой бригады» (и изобретателя кардиганов) еще впереди, в этом романе он пока только командир гусарского полка. Вот как он описывается: «Вы, разумеется, наслышаны о нем. Скандалы в полку, атака Легкой бригады, тщеславие, тупость и чудачества этого человека вошли в историю. Как большая часть вошедших в историю фактов, они основываются на истине. Но я знал его, наверное, как никто другой из офицеров, и нашел его веселым, пугающим, мстительным, очаровательным и невероятно опасным человеком. Нет сомнений, что он был дураком от бога, но не стоит винить его в поражении при Балаклаве – в нем повинны Раглан и Эйри. А еще он был заносчив, как никто другой, и безгранично уверен в своей непогрешимости, даже когда его пустоголовость стала очевидной для всех. Такой у него был пунктик, ключ к его характеру: ни при каких обстоятельствах он не может оказаться неправ.
Говорят, что Кардиган был хотя бы отважен. Ерунда. Он был просто глуп, так глуп, что не способен был бояться. Страх – это эмоция, а все его эмоции умещались между животом и коленями, не достигая рассудка, и ему этого вполне хватало.
При этом всем его ни в коем случае нельзя назвать плохим солдатом. Кое-что из того, что считается недостатком для обычного человека, для военного является достоинством: например, тупость, самоуверенность, узколобость. Все три эти черты пышно расцветали в Кардигане, дополняясь мелочностью и аккуратностью. Он был перфекционистом, и кавалерийский устав заменял ему Библию. Все, что заключалось под обложкой этой книжицы, он исполнял или стремился исполнить с невероятным старанием, и помоги Господь тому, кто осмелится встать у него на пути к этой цели. Из него вышел бы первоклассный строевой сержант – только человек, способный проникнуть в такие неизведанные глубины глупости, мог повести шесть полков в долину Балаклавы».


В романе Флэшмен является адьютантом генерала Эльфинстона, командующего английскими войсками в Афганистане.
NPG 3714, William Elphinstone
«Генерал Эльфинстон (или Эльфи-бей, как его прозвали остряки) вызвал меня к себе уже на следующий день. Это был представительный старик с загорелым морщинистым лицом и пышными седыми бакенбардами. На свой лад он был неплохим человеком, хотя менее подходящую кандидатуру на роль командующего армией вы с трудом могли бы себе представить: ему было под шестьдесят, да и крепким здоровьем генерал не отличался.
<...>
Позвольте заявить, что насчет катастроф вы имеете дело со знатоком. Я был при Балаклаве, в Канпуре, при Литтл Биг Хорне. Назовите имя любого прирожденного идиота, носившего в девятнадцатом столетии военный мундир – Кардигана, Сэйла, Кастера, Раглана, Лукана – я всех знал лично. Подумайте о любой мыслимой неудаче, имевшей причиной сочетание глупости, трусости и фатального невезения, и я расскажу о ней целую поэму. Но я до сих пор непоколебимо убежден: по части чистой, беспримесной тупости, невероятной некомпетентности, близорукости в сочетании с отсутствием здравого смысла – короче, по части истинного таланта к катастрофам – Эльфи-бей стоит на недостижимой высоте. У прочих названных тоже немало заслуг, но в борьбе за звание самого выдающегося полководца-идиота всех времен и народов Эльфи затмевает их всех.
Только он мог позволить разразиться Первой афганской войне и довести ее до такого сокрушительного поражения. Это было нелегко: к началу войны в его распоряжении находилась прекрасная армия, надежные позиции, несколько превосходных офицеров, в то время как враг был разобщен. Было также несколько возможностей исправить ситуацию. Но Эльфи, как истинный гений, без колебаний отринул прочь эти препятствия, а зачатки беспорядка развил в полный хаос. Даже при удаче нам не удастся повторить такое достижение».
 

 Встречает Флэшмен и предшественника Эльфинстона - генерала Коттона:
 
"Доложив о прибытии, помывшись и сменив одежду в расположении части, я отправился к здешнему командующему, которому были адресованы бумаги от Эльфи-бея. Его звали сэр Уиллоби Коттон , и внешность генерала оправдывала имя: он был толстый, жирный и краснощекий".

Британские войска находились в Афганистане, чтобы удерживать на престоле марионеточного правителя - шаха Шуджу:
 
"На одном из таких матчей я впервые увидел шаха Шуджу, прибывшего в гости к Макнотену. Он оказался дородным мужчиной с каштановой бородой. Шах с трудом понимал, в чем смысл игры, и когда Макнотен поинтересовался, понравилось ли ему, ответил:
- Странны и неисповедимы пути господни."


Разумеется, в романе появляются и политические руководители экспедиции - Макнотен и Бернс Бухарский (это почетное прозвище он получил за успешное путешествие в Бухару). Оба они заплатили жизнью за свои ошибки.
Вот как выглядел Макнотен в последний год своей жизни:
NPG 749, Sir William Hay Macnaghten, Bt
"Что до самого Макнотена, то с виду он мне не понравился. У него было лицо клерка, с заостренным носом и подбородком и подозрительный взгляд из под очков, словно он пытался вызнать от вас что-то. Тем не менее он был напыщен как петух, и расхаживал повсюду с видом важного лорда, в своем фраке и цилиндре, высоко задрав нос. Кто-то точно подметил, что Макнотен видит только то, что желает видеть. Все понимали, что армия находится в опаснейшем положении, только не Макнотен. Не исключено, что в его голове засела мысль о популярности Шуджи среди народа, и что мы – желанные гости в этой стране. Даже если на базаре ему довелось бы услышать, как люди обзывают на кафирами, то он, наверное, подумал, что ослышался. Но он был слишком глух, чтобы слышать что-либо".

А вот и портрет Александра Бернса:
 
"Бернс, дипломатический агент, узнав о моем пуштунском, проявил во мне некоторую заинтересованность, и поскольку у него был хороший стол и значительное влияние, я решил держаться его. Он, конечно, был самодовольным болваном, но много знал об афганцах, и время от времени, переодевшись в местную одежду, смешивался с толпой и бродил по базару, прислушиваясь к разговору и вообще стараясь держать нос по ветру. У него был еще один резон для таких вылазок, поскольку у него на примете всегда была какая-нибудь женщина из афганок, и Бернс отправлялся в город, чтобы разыскать ее."

А вот и главный противник англичан - Акбар-хан, сын свергнутого англичанами короля Афганистана Дост-Мухаммеда:
 
"В дверях стоял человек. Среднего роста, с мощным торсом борца и маленькой изящной головой, поворачивающейся из стороны в сторону, охватывая взглядом происходящее. Он был в простом сером халате, перехваченном на поясе цепочкой, с непокрытой головой. Явно афганец, он был красив той красотой, которая так не нравилась мне в Гюль-Шахе, но черты его были резче и крупнее. Все выдавало в нем персону высокого ранга, но без напыщенности, так свойственной многих из его расы.
Человек шагнул вперед, кивнув Гюль-Шаху и рассматривая меня со сдержанным интересом. Я с удивлением заметил, что глаза его, пусть и типично восточные по разрезу, ярко голубого цвета. Это, да еще слегка вьющиеся черные волосы придавали ему сходство с европейцем, что весьма шло к его мощной фигуре".



Среди других заметных персонажей романа встречается и жена генерала Сэйла - леди Сэйл, "ядовитый дракон в юбке с языком острым, как ятаган":
 
"Леди Сэйл ругала пехотинцев трусами и висельниками – эту старую швабру стоило бы поставить командующим вместо Эльфи".

Отступление англичан оканчивается катастрофой. Последние солдаты 44-го пехотного полка гибнут у селения Гандамак:
  
"Они стояли на вершине склона нестройным каре, прижавшись спинами друг к другу. Я разглядел, как блеснули штыки, когда они вскинули мушкеты, и жидкий залп разнесся по долине. Афганцы завопили еще громче, и подались назад, но затем опять ринулись вперед: хайберские ножи мелькали вниз-вверх, прорубая дорогу внутрь каре. Еще залп, и дикари вновь отпрянули, и я заметил, как одна из фигур на вершине взмахнула клинком, словно вызывая врага на бой. С такого расстояния он напоминал игрушечного солдатика, и тут я увидел странную вещь – поверх его синего плаща было намотано красно-бело-синее полотнище.
Должно быть, я сказал что-то Хадсону, поскольку последний прокричал:
- Господи, да это же знамя, сэр! Эй, 44-й, задайте-ка этим ублюдкам! Всыпьте им хорошенько!
- Заткнись, ты, идиот! – говорю я, хотя нужды волноваться не было – мы находились так далеко, что никто не мог нас услышать. Но Хадсон перестал кричать, и удовольствовался тем, что бормотал себе под нос слова ободрения обреченным, стоявшим на вершине.
Ибо они были обречены. Прямо у нас на глазах фигуры, облаченные в серые и черные одеяния, снова ринулись вверх по склону, напирая со всех сторон, раздался еще залп, и тут волна поглотила защитников. На вершине закипела рукопашная, засверкали ножи и штыки, потом толпа отхлынула с единым торжествующим воплем, и на вершине не осталось никого. Не было никаких следов человека с обмотанным вокруг талии флагом – виднелась только бесформенная груда иссеченных тел и медленно рассеивающееся в морозном воздухе облако порохового дыма".


Флэшмен после долгих приключений наконец добирается до Джелалабада, обороной которого командуют генералы Сэйл (супруг уже упомянутой леди Сэйл) и Хэйвлок.
  
"Тут распахнулась дверь и вошел Сэйл. Его крупное, доброе, тупое лицо было таким же алым, как его мундир. За ним появился высокий мужчина со строгим лицом, смахивающий на проповедника".

Флэшмена все считают героем, а потому в Лондоне он встречается с герцогом Веллингтоном - премьер-министром и победителем при Ватерлоо:
 
"Не прошло и пары минут, как герцог вышел, уже при полном параде, кроя по пути своего секретаря и лакея, вышагивающих рядом с ним.
- У вас тут даже грелки днем с огнем не сыщешь, - грохотал он. – А нужно, чтобы каждая вещь лежала на своем месте. Выясните, не берет ли Ее Величество с собой в дорогу собственное постельное белье. Я думаю, что берет, но Бога ради, разузнайте без шума. Спросите Арбетнота, он должен знать. Можете быть, уверены, что в итоге чего-то не учете, но тут уж ничего не поделаешь".


Он получает аудиенцию у королевы Виктории и ее супруга - принца Альберта:

"Мы оказались в большой, богато украшенной зале с ковром, расстеленным между зеркальными стенами и великолепной люстрой. На другом конце расположилась небольшая группа людей: двое мужчин у камина, сидящая на кушетке девушка, пожилая матрона рядом с ней, и еще кажется, мужчина и одна или две женщины.
<...>
Сейчас мы привыкли представлять ее себе пожилой женщиной, но тогда она была почти ребенком. Слегка полноватая, но с хорошей фигурой. Глаза большие и слегка навыкате, немного выступающие вперед зубы.
<...>
- Вы такой смуглый, - произнес мужской голос с сильным немецким акцентом. Я заметил его носителя краем глаза: он стоял, опираясь на каминную полку, скрестив ноги. «Значит, это и есть принц Альберт, - подумал я, - со своими чертовыми бакенбардами»
.

Там же присутствует и знаменитый историк Маколей:

"Это имя ничего ни о чем не говорило мне тогда. Этот тип, впрочем, сурово смотрел на меня, стиснув узкие губы. Позже я узнал, что он провел в тех краях несколько лет на государственной службе, так что моя неосторожная реплика не осталась незамеченной также и с его стороны".

И закончу я этот пост картиной, на которой изображен единственный человек, спасшийся из армии Эльфинстона и сумевший добраться до Джелалабада - доктор Брайдон.
 
Tags: Война, История, Книги, Музы и пушки, Флэшмен
Subscribe
promo babs71 june 30, 11:47 2
Buy for 100 tokens
27 июля, в субботу, состоится экскурсия от станции метро "Спортивная" до Иоанновского монастыря на Карповке. В этом районе строили такие выдающиеся архитекторы как Федор Демерцов, Луиджи Руска, Николай Никонов, Василий Косяков, Степан Кричинский, Федор фон Постельс, Демьян Фомичев,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments