babs71 (babs71) wrote,
babs71
babs71

Categories:

Питерский календарь. 5 апреля

В этот день ровно 95 лет назад,  5 апреля (23 марта по старому стилю) 1917 года на Марсовом поле состоялись похороны погибших в дни Февральской революции.


Первоначально погибших предполагали похоронить на Дворцовой площади. 5 марта 1917 года Петросовет принял резолюцию: «Назначить днем праздника великого освобождения народа 10 марта. Похороны должны быть всенародные, общегражданские (без церковного обряда, каковой будет совершен родственниками убитых по их усмотрению). Увековечить память жертв революции созданием памятника на Дворцовой площади. Праздник освобождения народа и похороны … должен быть совершен всем населением при участии всех частей Петроградского гарнизона в полном составе при знаменах и музыке. Установить празднование этого дня в календарном порядке». Однако это решение вызвало протест у многих петроградцев, в особенности в художественной среде.
 В результате, одиннадцать деятелей искусств (в их числе архитекторы Л. Н. Бенуа и И. А. Фомин, художники И. Я. Билибин, Е. Е. Лансере, М. В. Добужинский, К. С. Петров-Водкин, Н. К. Рерих, писатель М. Горький, издатель А. Н. Тихонов) обратились в Петросовет с встречным предложением, предлагая использовать для захоронения вместо Дворцовой площади Казанскую площадь или Марсово поле.
 
Вопрос этот обсуждался на заседании Совета 10 марта. Председательствовавший на заседании член Исполкома Петросовета Н. Д. Соколов сообщил о мнении деятелей культуры и о том, что устроить братскую могилу представляется на Марсовом поле, ибо будущий памятник должен находиться «перед окнами Учредительного собрания». Вслед за ним выступил от похоронной комиссии архитектор И. А. Фомин, обосновавший выбор для захоронения именно Марсова Поля. В качестве доказательства им были продемонстрированы эскизы будущих сооружений – здания Парламента и братской могилы с памятником.

Для создания братской могилы требовались подготовительные работы. Дело в том, что Марсово поле использовалось для складирования дров для нужд города. Их перевезли на дворцовую площадь, и 14 марта отряды саперов приступили к работе по устройству братской могилы. Был выкопан квадратный ров длиною около 100 м (ширина – 4 м, глубина – 2,5 м)с промежутками для прохода на внутреннюю площадь. Поскольку почва Марсова поля представляла собой крепко утрамбованную смесь глины с кирпичом, пришлось прибегнуть к помощи взрывчатки. За работами наблюдали архитекторы Е. Ф. Шретер, Л. В, Руднев, С. В. Домбровский и А. Л. Шиловский, а также студенты Института гражданских инженеров и Академии художеств.

Первоначально похороны были назначены на 17 марта, а затем перенесены на 23 марта. Однако о переносе похорон оповестили явно не всех, так что 17 марта на Марсовом поле собралось большое количество людей, а также была привезена часть покойников, которых пришлось везти обратно.
23 марта в сторону Марсова поля двинулись похоронные процессии.
 рисунки Л. Остроумовой-Лебедевой
Они начинались из шести пунктов: от больницы Марии Магдалины на 2-й линии В. О., от Петропавловской больницы на Архиерейской улице (ныне ул. Льва Толстого), от часовни клиники Военно-медицинской академии, от Нарвской площади, от Николаевского госпиталя (Суворовский пр., 63) и от Обуховской больницы.

Всем участникам предлагалось «организоваться в стройные колонны». На фабриках и заводах для этого избирались распорядители, имевшие отличительный знак – красную ленту через плечо. Организацией частной публики занимались студенты. На самом Марсовом поле постоянно присутствовать могли лишь имеющие пригласительные билеты.
Священники не участвовали в церемонии, но родственники могли совершить религиозные обряды предварительно, а также разместить на гробах белые кресты. На гробы без крестов клали букетики тюльпанов. Священникам военных храмов предписали совершить в этот день заупокойные богослужения.

По приказу командующего Петроградским гарнизоном Л. Г. Корнилова для участия в похоронной процессии от каждой части гарнизона выделялось по полуроте. Выделялись также оркестры, а по роте от каждой части выставлялось в качестве почетных застав по пути следования колонн. Все солдаты, участвующие в церемонии должны были быть с винтовками, но без патронов.

Церемония похорон началась 23 марта в половине десятого утра и завершилась в десятом часу вечера. Первой подошла колонна Василеостровского района. После того, как каждый гроб опускали в могилу, дежурный белым флажком подавал сигнал телефонисту, связанному прямым проводом с Петропавловской крепостью, которая салютовала выстрелом из одного орудия. Всего было похоронено 184 человека.

На поле присутствовали члены Временного правительства (отсутствовал по болезни только министр юстиции А. Ф. Керенский), Петросовета, представители политических партий и общественных организаций. В 11 часов приехал Л. Г. Корнилов. С одной из депутаций пешком пришел на поле председатель Государственной дума М. В. Родзянко с членами Временного комитета Думы. Там же находились возвратившиеся из ссылки меньшевик И. Г. Церетели, депутаты –большевики IV Государственной думы А. Е. Бадаев Н. Р. Шагов, ветераны революционного движения В. И. Засулич и Г. А. Лопатин. Репортеры обратили особое внимание на военного министра и лидера октябристов А. И. Гучкова, коленопреклоненно молившегося «у могилы павших за свободу».
  
С момента похорон Марсово поле стало местом многочисленных митингов и манифестаций.
 у трибуны ЦК РСДРП(б) в день празднования 1 мая 1917 года.
 митинг на Марсовом поле, апрель 1917 г.
 июньская демонстрация 1917 г. на Марсовом поле
 церемония передачи знамени Путиловского завода Павловскому полку. 1 октября 1917 г.
 колонна демонстрантов на Марсовом поле. 1918 г.
 красноармейские части на Марсовом поле. 7 ноября 1919 г.
 В. И. Ленин среди делегатов II конгресса Коминтерна, посетивших братские могилв на Марсовом поле. 19 июля 1920 г.

  Арка на площади Жертв революции. 1922 г.
В апреле 1917-го года был проведен архитектурный конкурс проектов «временной обработки» братских могил на Марсовом поле. Победу в конкурсе одержал проект архитектора Л. В. Руднева под названием «Готовые камни».  Руднев предложил сложить памятник из блоков гранита, полученного после разборки в 1914-м году Сального буяна (этим и объясняется название проекта).
  

Строительные работы велись с 1917 по 1919 год. 7 ноября 1919 года памятник был открыт.

На памятнике выбиты эпитафии, сочиненные А. В. Луначарским. Оформил их известный художник книги В. М. Конашевич.




Несмотря на завершение мемориала, само поле выглядело не слишком приглядно. И с мая 1919-го года начались работы по его благоустройству под руководством архитектора И. А. Фомина и садового мастера Р. Ф. Катцера.

1 мая 1920 года в рамках всероссийского единого коммунистического субботника были проведены работы по озеленению Марсова поля.
  
16 тысяч участников субботника убрали мусор, проложили трассы дорожек и аллей, высадили 60 тысяч кустов и деревьев.

Работы по озеленению были продолжены и впоседствии и в основном были закончены в 1921-м году.
 1930-е гг.
Вокруг памятника установили фонари, когда-то стоявшие на Благовещенском мосту.




С лета 1918-го года на Марсовом поле (с октября 1918-го года по 1944-й год оно носило название площадь Жертв революции) начались индивидуальные захоронения. В красном Петрограде Марсово поле стало самым почетным кладбищем. В 20-е годы решение о захоронении принимал Малый президиум исполкома Петросовета, а с середины 20-х годов – секретариат Ленинградского обкома ВКП(б).

Первым, 23 июня 1918 года на Марсовом поле был похоронен В. Володарский (М. М. Гольдштейн), комиссар по делам печати Петрокоммуны, редактор «Красной газеты», застреленный эсером Н. Сергеевым.
 
28 июля были похоронены латышские стрелки 6-го Тукумского полка (председатель полкового комитета Э. Петерсон, командир 3-й роты И. Дайбус и стрелки К. Лиепинь и Ю. Зостынь),

а 31 июля – председатель Ярославского губисполкома С. М. Нахимсон.

Все они погибли во время Ярославского мятежа (6-21 июля 1918 года).  

1 сентября 1918 года здесь был похоронен председатель Петроградской ЧК М. С. Урицкий, убитый Л. И. Каннегисером.

17 декабря  1918 года на площади Жертв революции был похоронен Р. Ф. Сиверс, командир 1-й Украинской особой бригады, скончавшийся от ранения.

8 июня 1919-го года был похоронен Н. Г. Толмачев, особоуполномоченный политотдела 7-й армии. После захвата белыми Ямбурга Толмачев выехал на фронт, чтобы организовать оборону Лужского участка фронта, но попал в окружение и 25 мая застрелился.
 
29 мая на сторону белых перешел 3-й пехотный полк 2-й Петроградской особой бригады. При этом были схвачены и расстреляны командир полка П. П. Таврин, комиссар полка А. И. Купше, организатор партколлектива В. Дорофеев и рядовые бойцы-коммунисты В. А. Пекар, Калинин, Сергеев.
  А. И. Купше.
Комиссар бригады А. С. Раков, находившийся вместе с полком, некоторое время отстреливался, а затем покончил с собой.

Все они также были похоронены на  кладбище Марсова поля.

29 ноября 1919 года на кладбище похоронили раненного под Нарвой в ходе контрнаступления и умершего через два дня командира 3-го полка Отдельной Башкирской кавалерийской дивизии В. Н. Гагрина.

14 декабря 1919 года похоронили В. О. Лихтенштадта-Мазина, комиссара штаба 6-й стрелковой дивизии. 15 октября 1919 года он попал в плен под деревней Кипень и был расстрелян. Интересно, что Лихтенштадт, бывший членом партии эсеров-максималистов долгое время был ярым противником большевиков, однако постепенно изменил свою позицию.  13 января 1919 года он записал в дневнике: «Я боролся с большевизмом, пока верил, что его можно победить внутренними силами. Когда же развернулось иностранное нашествие… я начал переоценку и пришел к тому, что и с социальной и с националистической точки зрения нужно принять большевизм».

7 января 1920-го года похоронили Н. С. Григорьева, комиссара 2-й стрелковой дивизии, погибшего 11 октября 1919 года во время внезапного нападения на штаб дивизии.
 
4 апреля 1920 года на Марсовом поле похоронили С. П. Воскова, комиссара 9-й стрелковой дивизии, умершего от тифа в Таганроге.

22 августа похоронили погибшего под Каховкой командира 15-й стрелковой дивизии П. А. Солодухина.

12 сентября прошли похороны восьми финских коммунистов, жертв «дела маузеристов». 31 августа 1920 года на заседание финских коммунистов ворвались восемь человек, открывших стрельбу из пистолетов. В результате были убиты члены ЦК ФКП И. Рахья, В. Иокинен, Т. Хюрскюмурто, а также работники партаппарата Ю. Сайнио, Ф. Кеттунен, Л. Саволайнен, К. Линквист, Ю. Виитасаари. Одиннадцать человек было ранено.
 И. Рахья
На надгробной плите  указано, что погибшие «убиты финнами-белогвардейцами», однако на самом деле убийцы были такими же коммунистами, как и их жертвы. Причиной теракта стали разногласия внутри финской компартии.
 
26 апреля 1922 года на Марсовом поле был похоронен Котя Мгебров-Чекан. Девятилетний мальчик был сыном известного режиссера массовых представлений и с 1918-го года выступал как декламатор и артист. Он погиб, сорвавшись с подножки трамвая. В газетах писали, что его толкнул «неизвестный старик».
 
 
11 августа 1922 года на кладбище похоронили Д. Н. Аврова, бывшего командующего войсками Петроградского военного округа, а затем 7-й армии. С августа 1921-го года он был переведен на хозяйственную работу и был членом правления московского «комбинированного куста» при РВС республики, объединявшего два десятка совхозов.

В марте 1928 года на Марсовом поле похоронили Л. М. Михайлова-Политикуса, члена партии с 1896 года. После революции он занимал различные ответственные должности (руководитель коммунального хозяйства Петрограда, представитель РСФСР в Норвегии, уполномоченный Наркоминдела в Туркестане), с 1924 года на работе в Госплане. Одновременно он был ответственным секретарем Всесоюзного общества старых большевиков. Интересно, что сперва Михайлова вообще не собирались хоронить. Совместным решением Выборгского райкома ВКП(б), президиума райсовета и Общества старых большевиков планировалось создать очаг-ясли имени Михайлова, а «когда ясли будут открыты, урна с прахом тов. Михайлова будет перенесена туда».
 
12 сентября 1928 года на кладбище похоронили М. М. Лашевича – члена ЦК ВКП(б), первого заместителя наркома по военно-морским делам и председателя Реввоенсовета. За участие в «новой оппозиции» во главе с Зиновьевым и Каменевым он был снят со всех постов и исключен из партии, но впоследствии покаялся и был в партии восстановлен. Умер он в Харбине на посту заместителя председателя правления КВЖД. В начале 50-х годов его «посмертно репрессировали» - имя Лашевича убрали с памятника и вернули вновь только в конце 80-х годов.

19 июня 1929 года похоронили И. Е. Котлякова – председателя совнархоза Северного района (с 1923-го года – на финансовой работе).

13 февраля 1931 года на Марсовом поле похоронили К. С. Еремеева. В 1917-м году он был членом Военно-революционного комитета и одним из руководителей взятия Зимнего дворца, командовал Петроградским военным округом. Позднее он находился на руководящей работе в РККА, одновременно занимаясь журналистикой (он был редактором «Рабочей газеты» и основателем известного журнала «Крокодил»).
 
24 февраля похоронили Г. В. Цыперовича – директора Ленинградской промышленной академии ВСНХ СССР.
 
Последним на Марсовом поле 8 октября 1933 года похоронили секретаря Ленинградского горкома ВКП(б) И. И. Газа.
 
В 1957-м году в центре мемориала по проекту архитектора С, Г. Майофиса построили гранитное каре, в центре которого 6 ноября зажгли вечный огонь. Впоследствии именно от этого огня зажигали вечный огонь на Пискаревском кладбище, у могилы Неизвестного солдата в Москве, городах-героях, в Брестской крепости, на якорной площади Кронштадта.



P.S. 7 апреля я провожу экскурсию по окрестностям метро "Нарвская".
Среди прочего мы увидим:
Нарвские ворота - ДК Горького – Дом технической учебы - жилмассив на Тракторной - Кировский райсовет - решетка сада 9-го января - баня «Гигант» - профилакторий - жилмассив на Турбинной улице - Школа 10-летия Октября - Московско-нарвская фабрика-кухня - жилые дома на площади Стачек.

Начало в 10-00. Сбор группы в наземном вестибюле станции метро "Нарвская", у выхода с эскалатора.
Стоимость экскурсии - 300 рублей.

Записаться для участия в экскурсии можно здесь: http://babs71.livejournal.com/569239.html
Tags: Дореволюционная архитектура, История, Кладбища и могилы, Конашевич, Памятники, Петербург, Руднев Л. В., Советская архитектура, Фомин И. А.
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 23 comments