babs71 (babs71) wrote,
babs71
babs71

Categories:

Сергей Яров. "Блокадная этика".

На днях я закончил читать книгу Сергея Ярова "Блокадная этика. Представления о морали в Ленинграде 1941 – 1942 гг.." Должен сразу сказать, что читал я ее довольно долго (за то время, пока я читал ее, она как раз успела получить Анциферовскую премию в категории "Лучшая научная книга"), и нельзя сказать, что я "получил удовольствие" от ее чтения. Однако всем, кого интересуют события Блокады, стоит ее прочесть.

Сергей Яров подошел к событиям "смертного времени" (осени-зимы 1941-42 годов) с необычной стороны. На основе многочисленных источников (в первую очередь дневников и писем) он пытается реконструировать, как функционировали этические нормы в нечеловеческой ситуации массовой гибели людей. Подробно разбираются представления людей о том, какими должны быть эти нормы, как они поддерживались, как нарушались и как реагировали на это сами нарушители и окружающие их люди. Рассматриваются взаимоотношения в семье, в кругу друзей, знакомых и сослуживцев, с начальством, с постороннимим людьми.
От многих принципов, действий, традиций, кажущихся незыблемыми, людям пришлось отказаться. Приведу один пример (он произвел на меня наиболее сильное впечатление). Когда мы видим падающего человека, наш первый порыв - прийти к нему на помощь и помочь подняться. Но зимой 42-го года жители Ленинграда крайне редко помогали подняться упавшему. Считали, что тому кто упал, скорее всего уже не помочь, а поднимая его можно лишиться последних сил и упасть самому. Поэтому обыденностью стали такие картины как эта: "На одной из улиц упал человек... Ему не встать. Он пытается кричать, но крикак нет - лишь какое-то тоскливое молчание. Он царапает коченеющими пальцами следы еще живых людей, пытается привстать. К нему никто не подходит. Все идут на работу".
Собственно говоря, это не удивительно. Люди находились на грани смерти и далеко не каждому удавалось остаться человеком. Многие шли на воровство, мародерство. Возникали жуткие ситуации, когда в семье с несколькими детьми родители переставали кормить младших детей, расчитывая ценой их гибели спасти себя и старших. И тем не менее, несмотря на эти многочисленные утраты, люди продолжали оставаться людьми, помогать друг другу, делиться последним кусочком хлеба. Вот еще один случай: "Умерла мать, брат и сестра отдали "карточку" за то, чтобы ее похоронить Продукты кончились, они пошли к магазину просить милостыню. У его дверей мальчик заметил, как сестра "вдруг начала оседать, глаза у нее начали стекленеть". Их спасла женщина, вышедшая из магазина: "Спросила, что случилось, отломила от своей нормированной порции кусочек хлеба с половину спичечного коробка и сунула сестре в рот. Та проглотила хлеб, открыла глаза и ожила".
Именно это, на мой взгляд, самое удивительное в событиях Блокады - несмотря на все ужасы, люди находят в себе силы оставаться людьми. И нельзя не согласиться с автором книги: "Когда мы говорим о ленинградской трагедии, то, может быть, главное состояло не в том всегда ли человек был способен проявить сострадание, а в том, что он находил в себе силы хотя бы однажды выразить его".
Tags: Книги
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 25 comments