babs71 (babs71) wrote,
babs71
babs71

Categories:

Товарищ ecoross1 упрощает...

Уважаемый ecoross1 написал очередную статью на сайте Warspot. Если его предыдущие статьи на этом сайте относились к истории "обычной", статья "Если бы пакта Молотова-Риббентропа не было" относится к истории альтернативной. Увы, производит она весьма странное впечатление.
Пытаясь доказать, что альтернативы пакту для СССР не было, автор описывает сценарий, когда РККА в 1939-м году приходит на помощь Польше. Взяв за основу реалии «Польского похода» РККА 39-го года с его многочисленными проблемами, ecoross1 рисует апокалиптическую картину: «Франция выведена из игры. Британская империя не сдаётся, но ей приходится судорожно изобретать оружие для ополчения. СССР придётся воевать на суше с рейхом в одиночку – ещё без массовых КВ и Т-34, современной авиации, РЛС, но уже потратив наиболее опытные кадры танкистов, лётчиков, пехотинцев, особенно в комсоставе (и с крайне невыгодным соотношением потерь)… Даже по вероятному ленд-лизу просто нечего поставлять — нет ни пенициллина, ни «Шерманов», ни «Аэрокобр», ни «Студебекеров», ни многого другого. Ещё и не работает фактор «враг у ворот». А рейх (ещё и не тративший силы на оккупацию Балкан и африканскую кампанию) только распалён победоносной войной…».
Картина эта безусловно впечатляет, однако автору для ее создания пришлось пренебречь слишком многими факторами. И главный из них: в сценарии целиком отсутствует один из важнейших игроков – Польша. А ведь в данном случае именно на помощь Польше и двигаются советские войска. Странно, не правда ли?
Поэтому я попробую предложить свой вариант сценария ровно с теми же исходными данными: СССР не заключает пакт Молотова-Риббентропа и в 1939-м году вступает в войну на стороне Польши.
Безусловно, отсутствие Пакта может повлиять на решения Гитлера о дате нападения. Удар может быть нанесен как раньше (в надежде опередить сборы союзников), так и позже (наступать на Польшу при неясной позиции СССР куда более опасно, и Гитлеру может потребоваться дополнительное время на то, чтобы окончательно убедить своих генералов наступать). Более позднее начало войны не особо изменит ситуацию (скрытую мобилизацию Польша произвела и так, а открытую все равно отложила по просьбе союзников), а вот более раннее начало войны (25 августа, как первоначально и планировали немцы) скорее всего окажет более серьезное влияние на ход боевых действий. Приказ о выдвижении в исходные районы польские войска получили только 30 августа, так что в случае раннего нападения поляки могут просто не успеть занять свои позиции. Однако, фактор этот может сыграть как за немцев, так и против них: облегчит первые операции, но, возможно, больше польских войск останется в глубине польской территории и не будет разгромлено сразу, получив возможность отступить на восток (в придачу, Польское правительство быстрее осознает глубину катастрофы, а значит быстрее обратится за помощью к СССР). В любом случае, результат изменений в данной ситуации прогнозируем довольно плохо, так что для упрощения картины предположим, что Германия по-прежнему нападает на Польшу 1-го сентября.
Итак, 1-го сентября Германия нападает на Польшу. К этому моменту СССР либо имеет союзнический договор с Англией и Францией, либо в Москве продолжаются вялотекущие переговоры с союзниками. В любом случае, катастрофа на фронте простимулирует польское правительство соглашаться на все условия СССР, а учитывая, что в реале серьезнейшие проблемы у Польши нарисовались уже к вечеру 2-го дня, можно предположить, что самое позднее тем же вечером польское правительство обратится к СССР с просьбой о помощи. Тем временем, 1-го сентября СССР начнет открытую мобилизацию (хотя бы на всякий случай, потому как стоит привести в готовность свою армию, когда рядом стреляют). И с получением просьбы польского правительства передовые части советских войск вступят на территорию Польши.
Безусловно, РККА образца 1939-го года не является образцом боеспособности и уж тем более мобильности. В упоминавшемся выше «Польском походе» советские танковые колонны быстро оказывались без топлива, снабжения и связи. Но не стоит забывать, что в данном сценарии советские войска идут как защитники, а значит, смогут воспользоваться железными дорогами (да, перегрузка с русской колеи на европейскую – задача сложная, но разрешимая), польскими системами связи (тем же телеграфом) и службой снабжения. При этом польские войска хотя и понесли серьезное поражение, еще далеки от полного разгрома и смогут наладить взаимодействие с советскими войсками (фактически, наши танки смогут армировать оборону польской пехоты, а наша авиция хотя бы частично прикроет советские и польские части с неба). Конечно, даже совместно, польско-советские войска будут заметно уступать немцам по качеству, но против немцев будут работать расстояния (чтобы вступить в бой с советскими частями немцам придется проехать добрую половину Польши), уже понесенные потери, а главное – невозможность блицкрига. Если в реальном 1939-м году немцы знали, что быстрый разгром Польши закрывает Восточный фронт, теперь они понимают, что Восточный фронт в обозримом будущем не закроется. Поэтому действовать они будут, скорее всего, более осторожно и снизят темп продвижения.
Таким образом можно предположить, что в самом лучшем варианте советско-польские войска сумеют стабилизировать фронт по Нареву и Висле, в наихудшем варианте сплошной фронт установится по линии Сталина.
Тем временем не будем забывать и об англо-французах. К середине сентября они в основном закончат мобилизацию и смогут начать собственное наступление на линию Зигфрида. В реале они отмобилизовали свою тяжелую артиллерию (без которой наступать на укрепленные позиции занятие неблагодарное) к 15 сентября, а к этому времени наступать уже не имело ни малейшего смысла, Польша фактически была разгромлена. Здесь же Восточный фронт по-прежнему существует и поглощает большую часть сил Германии. Поэтому можно предположить, что в 20-х числах сентября англо-французы наконец двинутся вперед. Одновременно начнут свое наступление завершившие мобилизацию советские войска и остатки польских частей.
Наступление сторон будет развиваться достаточно медленно, поскольку немецкие войска превосходят по качеству противника. Однако численное превосходство скорее всего сыграет свою роль. Впрочем, исход войны будет решаться не на поле боя. Германские войска ожидает кризис боеприпасов. В реале еще в конце сентября в дневнике у Гальдера появляются упоминания о невозможности увеличить производство боеприпасов  ранее, чем через полгода, а 8 октября он пишет: «Боеприпасы — на 14 дней боевых действий, тогда в резерве останется боеприпасов еще на 14 дней. Текущее производство боеприпасов: для ⅓ имеющихся дивизий — на один день боя». А ведь при этом активная фаза боев в Польше завершилась. В данном же сценарии расход боеприпасов будет только нарастать.
Возникают и другие проблемы снабжения. Румыния, бывшая основной «бензоколонкой» рейха, в 30-е годы ориентировалась на Францию, так что вполне может заблокировать поставки. А в акватории Балтийского моря появятся как советские подлодки (хоть и с плохо подготовленными экипажами, но многочисленные), так и менее многочисленные, но более опасные английские (вспомним, что во время ПМВ английские подлодки активно действовали там из русских баз, а теперь им даже не надо форсировать датские проливы, поскольку есть Беломорско-Балтийский канал). Так что даже с поставками железной руды возникают сложности.
При таком раскладе неизбежным становится заговор генералов, смещающих Гитлера и заключающих мир с союзниками. Германию возвращают к границам 1937-го года и вновь демилитаризуют.
В этом сценарии, конечно, СССР не получает территориальных приращений, зато и людские потери его несоизмеримо меньше (а уж о потерях экономических и говорить смешно). Более того, в дальней перспективе весь мир получает серьезный политический выигрыш. В реале СССР остался единственной сильной державой континента, что предопределило объединение всей Европы вокруг США, а затем, после неизбежного поражения СССР, тот факт, что США стали единственной сверхдержавой. В этом же сценарии по-прежнему сохраняется ситуация многополярного мира и переход к доминированию одной державы практически невозможен.

P.S. Понятно, что данный сценарий является выигрышным только с позиции послезнания. С точки зрения лета 1939-го года решение Сталина заключить Пакт было куда более логичным:
1. Оно однозначно гарантировало, что не возникнет западного союза, направленного против СССР (скажем, военный союз Германии и Польши, при благожелательном нейтралитете Англо-Французов).
2. По опыту Первой Мировой войны можно было вполне обоснованно надеяться, что крупнейшие державы континента на несколько лет будут заняты войной друг с другом, оставляя СССР в положении "третьего радующегося", благосклонности которого будут добиваться обе стороны.
3. Практически сразу приносило СССР очень приятные территориальные приращения.
Tags: Война, История
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 63 comments