Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Дед

Экскурсии в сентябре-октябре

После долгого перерыва из-за карантина, ковида и прочих проблем, я наконец открываю очередной сезон пешеходных экскурсий!

В субботу, 26 сентября состоится экскурсия состоится экскурсия "От Нарвских ворот в Коломну"
Среди прочего мы увидим:
Подворье Староладожского Успенского женского монастыря - Дача Строганова - Завод "Треугольник" - Провиантские склады - Школа гвардейских подпрапорщиков и памятник Лермонтову - Экспедиция заготовления государственных бумаг - Дом Капустина - Здание Еврейской народной столовой и ритуальных бассейнов - Доходный дом Л. Р. Шредер - Доходный дом В. П. Кондратьева - Особняк Суханова - Синагога - Особняк и доходный дом Шретера.
Сбор группы на выходе со станции метро "Нарвская".


В субботу, 10 октября состоится экскурсия "От «Ломоносовской» до «Пролетарской»"
На экскурсии мы увидим памятники архитектуры самых разных эпох, начиная с конца 18-го века (Троицкая церковь, известная как «Кулич и пасха», архитектор Н. Львов, 1785 г.) и кончая 60-ми годами прошлого столетия (Школа №345, архитектор С. Евдокимов, 1968 год). Но основной темой этой экскурсии станет советская архитектура жилых домов. Дело в том, что в районе экскурсии находятся замечательные образцы жилых домов, построенные выдающимися советскими архитекторами – Г. Симоновым, И. Фоминым, Е. Левинсоном, Б. Сперанским, причем дома эти отражают все основные фазы эволюции советского жилищного строительства, включая конструктивистские жилмассивы 20-х – начала 30-х годов, помпезные сталинские дома 30-х и 50-х годов, малоэтажное строительство конца 40-х и первый панельный квартал нашего города, построенный в 60-е.
Сбор группы у выхода со станции метро "Ломоносовская"

В субботу, 24 октября, состоится экскурсия "Выборгская сторона".
Среди прочего мы увидим:
Сампсониевский собор - Особняк, народный дом, доходный дом и жилую колонию Нобелей - Бабуринский и Батенинский жилмассивы - Фабрику-кухню Выборгского района - жилой городок Политехнического института - дом специалистов на Лесном проспекте - школу на Кантемировской улице - промышленные здания, построенные ведущими архитекторами модерна К. Шмидтом, Н. Васильевым, В. Косяковым.
Сбор группы на выходе со станции метро "Выборгская"

Все экскурсии начинаются в 10-00.
Стоимость участия - 450 рублей.

P.S. Настоятельная просьба к тем, кто планирует прийти на экскурсию, записываться в этом посте или писать мне в личку.
promo babs71 september 9, 10:34 2
Buy for 100 tokens
После долгого перерыва из-за карантина, ковида и прочих проблем, я наконец открываю очередной сезон пешеходных экскурсий! В субботу, 26 сентября состоится экскурсия состоится экскурсия " От Нарвских ворот в Коломну" Среди прочего мы увидим: Подворье Староладожского Успенского женского…
Дед

"Вяземская лавра" на Забалканском проспекте.

В свое время я делал пост о домах М. В. Вяземской, стоящих в начале Московского проспекта. Однако построены они были только в 1910-1911 годах, а до этого на их месте располагалась знаменитая "Вяземская лавра" - одна из самых известных трущоб Петербурга. Вот так выглядело это здание на рисунке известного архитектора Георгия Антоновича Косякова (рисунок, правда, сделан не с натуры, а уже после сноса лавры в 1917-м году, вероятно с фотографии или по памяти).
Scan_20200903
Collapse )
Дед

Цитаты

Священнослужители нередко в самом деле практиковали то, что попадало под определение «волшебство», в том числе и выступая в качестве профессиональных знахарей для более или менее широкого круга клиентов. За многими обвинениями стоит действительная практика списывания, хранения, передачи заговоров, лечения травами и наговорами, использования гадательных тетрадей. Отчасти это можно объяснить тем, что приходское духовенство отвечало таким образом на социальные ожидания своей паствы: приходской дьякон или священник, принадлежа к «книжной» и авторитетной части приходского сообщества, был удачным кандидатом на роль «знающего».
Священник Гаврилов лечил по рукописному сборнику «молитв», чего и сам не отрицал в допросе: кроме того, у него в библиотеке нашлись и тетради заговоров на свадьбу и о «люблении мужа с женою». Не будет большой натяжкой предположить, что Гаврилов занимался не только лечением. Из его слов вырисовывается вполне стандартная картина взаимоотношений клиентов и известного знахаря: «… оного успенского и других приходов крестьяне болезненные зачерпывая воду из имеющегося на улице колодезя ключевого в дом к нему попу ходили и по приходе над тою водою он молитвы по второй тетрадке о отнятии недуга и болезни от человека читал и по чтении по повелению ево попа те болящие ту воду пили». Разумеется, Гаврилов отрицал, что пользовался тетрадями для отпуска свадеб, объясняя их наличие в доме тем, что они остались от отца, прежнего священника прихода. Нет оснований не доверять рассказу о вполне знахарской практике прежнего, уже умершего священника:
«… отец его попов по первой свадебной и по последний о люблении мужа с с женою тетрадкам действовал, свадьбы отпускал и все благополучно было, и порченных никого не было… он о том чинимом при свадьбах действии от оного отца своего слыхал, да и от тех людей, кои ево для отпуска свадеб звали, слыхал же потому что те зватые выговаривали его отцу, чтоб пожаловал к ним приехал на свадьбу чтобы без него не зделалост какова новобрачным и поезжанам худа».
В этом небольшом отрывке отразились и стереотипные народные представления о необходимости магической защиты во время свадьбы, и отсутствие культурной пропасти между священником и его паствой, которая лишь спустя много времени стараниями государства появится к XIX в. Вполне вероятно, что крестьяне вынуждали своих священников вести себя определенным образом (например, участвовать в отпуске свадеб) и совершать то, что со времени Духовного Регламента вовсе не было прилично духовному лицу. Гаврилов, между прочим, был переведен в приход в котором раньше служил его отец, тоже именно по настоянию прихожан: «… по прошению вышеозначенной Успенской церкви приходских людей на место умершаго священника Гаврила Иванова…переведен», что вполне можно расценить как желание прихожан видеть у себя знакомого батюшку, который бы, возможно, продолжал выполнять и функцию знахаря, как его отец.
Священники Гавриловы – не единственная знахарская династия в делах второй половины века. Дьяконы отец и сын Дионисий Федоров и Андрей Денисов предстали перед следствием по обвинению в волшебстве и богопротивных поступках с разницей в двенадцать лет. По понятным причинам династии волшебников для материалов сыска – явление редкое (невелика вероятность, что дела будут заведены на обоих, и еще менее – что впоследствии оба таких дела попадут в руки исследователя). Тот факт, что оба случая касаются представителей клира, особенно заслуживает внимания и свидетельствует о том, что явление было распространенным – например, об одной из более ранних знахарских династий пишет А. Т. Шашков.
Т. В. Михайлова. "От колдуна до шарлатана. Колдовские процессы в Российской империи XVIII века (1740-1800)"
Дед

Петербург. "Маски: грани традиции" в Российском этнографическом музее.

Музейная жизнь в Питере постепенно оживает после ковидного карантина. И сегодня я выбрался в Российский этнографический музей, где открылась симпатичная выставка "Маски: грани традиции". Предлагаю небольшой виртуальный тур по ней.
Эта маска выглядит жутковато:
IMG_3534
Collapse )
Дед

Брюссель. Музей Fin de siecle.

Еще одна экспозиция, расположенная в том же здании, что и Музей старых мастеров - это Музей Fin de siecle или "Конца века". Посвящен он искусству конца XIX - начала XX столетия. Коллекция его особенно интересна, если учесть, что именно Бельгия была одним из главных центров создания стиля модерн.
У входа встречает вот эта деревянная статуя:
IMG_4000
Collapse )
Дед

Петербург. Дом Общества для пособия бедным женщинам.

На Васильевском острове, позади музея Эрарта стоит внушительное здание в стиле модерн. Это бывший дом Общества для пособия бедным женщинам (Детская ул., 15, корп. 2):
IMG_7073
Collapse )
Дед

Цитаты.

Еще более полное представление об отношении властей к «полезным» иностранцам (а среди них не последнее место занимали французы) дает эпизод 1841 года, когда был собран специальный «комитет об иностранцах», призванный разработать меры «для отвращения многочисленного приезда в Россию бесполезных и вредных иностранцев». Одна из этих мер была предложена министром финансов, который полагал, что «было бы полезно обложить пароходы определенным не слишком высоким платежом за каждого иностранца, подобно тому как платят за паспорты отъезжающие за границу русские подданные: ибо пароходы, по незначительности издержек за переезд, составляют главную причину умножения у нас вредных иностранцев». Бенкендорф, со своей стороны, предложил существенно (в десятки раз) увеличить взимаемые с иностранцев пошлины, и император «предварительно соизволил на это», однако тут министры, входившие в комитет, судя по всему, испугались каждый за свою отрасль и «изъявили опасения, чтобы с введением новых правил не произошли случаи, затруднительные для нашего государства». Иностранцев разделили на категории, и тотчас выяснилось, что практически ни одну из них нельзя обидеть повышением пошлин.
Министр финансов [Е. Ф. Канкрин] отозвался, что не только иностранные купцы, шкипера, фабриканты, заводчики, но даже занимающиеся обыкновенными ремеслами, например парикмахеры, булочники и проч., привозя с собой товары, нововведения и улучшения в искусствах и ремеслах, еще весьма полезны и надлежит даже поощрять приезд их в Россию. Точно так же министр народного просвещения доказывает, что учителей и гувернеров в России еще не столько находится, чтобы возможно было обойтиться без иностранцев. Министр иностранных дел озабочивается, чтобы чрезмерным затруднением приезда иностранцев в Россию не были нарушены договоры наши с иностранными державами.
Общее мнение комитета состояло в том, «чтобы пошлины наложить сколь возможно умеренные, дабы с затруднением приезда бесполезным и вредным не затруднить приезд иностранцам, еще необходимым для нашего отечества». А к таковым, по мнению министра финансов, принадлежали люди самых разных профессий: «мануфактуристы, смотрители фабрик, овцеводы, практические химики, механики и высшие ремесленники, как то: оружейники, литейщики, рудокопы, сахаровары, мастера суконных, шерстяных, ваточных, ковровых, шелковых, блондовых, ленточных, басонных, позументных, парчевых, шалевых, бумажных» и т. д. Обо всех них министр финансов высказался в том смысле, что «люди сии необходимы для поддержания и успехов нашей промышленности, без них оная не только отстанет от прочей Европы, но придет в совершенный упадок». Даже у домашних учителей и гувернеров, не имеющих «звания университетского бакалавра», нашелся защитник: министр народного просвещения Уваров предлагал вообще запретить им приезд в Россию, но министр финансов Канкрин возразил, что такие люди «еще необходимы для России и затруднять приезд их значило бы затруднять воспитание детей и положить тяжкий налог на родителей». А за «актеров, танцовщиков и прочих лиц, принадлежащих к театру» заступился лично император, «соизволивший зачеркнуть» их в первоначальных таблицах графа Бенкендорфа. В конечном счете к числу «бесполезных или вредных» были отнесены только модистки, которые, «по мнению министра финансов, приезжают к нам в большем числе, нежели сколько было бы нужно», да еще аферисты и разносчики, «производящие торговлю мелочами и в разброд». Со всех, кроме представителей этих немногих категорий, решили собирать въездные пошлины, но «умеренные» и не идущие ни в какое сравнение с первоначально предложенными огромными (до нескольких тысяч рублей) суммами.


Вера Мильчина. «Французы полезные и вредные. Надзор за иностранцами в России при Николае I»
Дед

Цитаты.

Сторожа собора Василия Блаженного Кузьма и Иван Васильевы верили, что Екатерина «извела» своего мужа, но находили для нее смягчающие обстоятельства: «Ибо де был он веры формазонской, и по той-де формазонской вере написан был патрет ево, который всемилостивейшая государыня приказала прострелить, отчего он и скончался».
Collapse )
И. В. Курукин. "Эпоха дворских бурь"
Дед

Ленинград. Доты.

И вновь продолжим тему фортификационных сооружений блокадного Ленинграда. Одно из них находится на Крестовском острове. Этот ЖБОТ, расположенный на берегу Малой Невки относился к Приморскому сектору внутренней обороны Ленинграда.
IMG_1214
Collapse )