Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Дед

Экскурсии в сентябре-октябре

После долгого перерыва из-за карантина, ковида и прочих проблем, я наконец открываю очередной сезон пешеходных экскурсий!

В субботу, 26 сентября состоится экскурсия состоится экскурсия "От Нарвских ворот в Коломну"
Среди прочего мы увидим:
Подворье Староладожского Успенского женского монастыря - Дача Строганова - Завод "Треугольник" - Провиантские склады - Школа гвардейских подпрапорщиков и памятник Лермонтову - Экспедиция заготовления государственных бумаг - Дом Капустина - Здание Еврейской народной столовой и ритуальных бассейнов - Доходный дом Л. Р. Шредер - Доходный дом В. П. Кондратьева - Особняк Суханова - Синагога - Особняк и доходный дом Шретера.
Сбор группы на выходе со станции метро "Нарвская".


В субботу, 10 октября состоится экскурсия "От «Ломоносовской» до «Пролетарской»"
На экскурсии мы увидим памятники архитектуры самых разных эпох, начиная с конца 18-го века (Троицкая церковь, известная как «Кулич и пасха», архитектор Н. Львов, 1785 г.) и кончая 60-ми годами прошлого столетия (Школа №345, архитектор С. Евдокимов, 1968 год). Но основной темой этой экскурсии станет советская архитектура жилых домов. Дело в том, что в районе экскурсии находятся замечательные образцы жилых домов, построенные выдающимися советскими архитекторами – Г. Симоновым, И. Фоминым, Е. Левинсоном, Б. Сперанским, причем дома эти отражают все основные фазы эволюции советского жилищного строительства, включая конструктивистские жилмассивы 20-х – начала 30-х годов, помпезные сталинские дома 30-х и 50-х годов, малоэтажное строительство конца 40-х и первый панельный квартал нашего города, построенный в 60-е.
Сбор группы у выхода со станции метро "Ломоносовская"

В субботу, 24 октября, состоится экскурсия "Выборгская сторона".
Среди прочего мы увидим:
Сампсониевский собор - Особняк, народный дом, доходный дом и жилую колонию Нобелей - Бабуринский и Батенинский жилмассивы - Фабрику-кухню Выборгского района - жилой городок Политехнического института - дом специалистов на Лесном проспекте - школу на Кантемировской улице - промышленные здания, построенные ведущими архитекторами модерна К. Шмидтом, Н. Васильевым, В. Косяковым.
Сбор группы на выходе со станции метро "Выборгская"

Все экскурсии начинаются в 10-00.
Стоимость участия - 450 рублей.

P.S. Настоятельная просьба к тем, кто планирует прийти на экскурсию, записываться в этом посте или писать мне в личку.
promo babs71 september 9, 10:34 4
Buy for 100 tokens
После долгого перерыва из-за карантина, ковида и прочих проблем, я наконец открываю очередной сезон пешеходных экскурсий! В субботу, 26 сентября состоится экскурсия состоится экскурсия " От Нарвских ворот в Коломну" Среди прочего мы увидим: Подворье Староладожского Успенского женского…
Дед

Цитаты.

Еще более полное представление об отношении властей к «полезным» иностранцам (а среди них не последнее место занимали французы) дает эпизод 1841 года, когда был собран специальный «комитет об иностранцах», призванный разработать меры «для отвращения многочисленного приезда в Россию бесполезных и вредных иностранцев». Одна из этих мер была предложена министром финансов, который полагал, что «было бы полезно обложить пароходы определенным не слишком высоким платежом за каждого иностранца, подобно тому как платят за паспорты отъезжающие за границу русские подданные: ибо пароходы, по незначительности издержек за переезд, составляют главную причину умножения у нас вредных иностранцев». Бенкендорф, со своей стороны, предложил существенно (в десятки раз) увеличить взимаемые с иностранцев пошлины, и император «предварительно соизволил на это», однако тут министры, входившие в комитет, судя по всему, испугались каждый за свою отрасль и «изъявили опасения, чтобы с введением новых правил не произошли случаи, затруднительные для нашего государства». Иностранцев разделили на категории, и тотчас выяснилось, что практически ни одну из них нельзя обидеть повышением пошлин.
Министр финансов [Е. Ф. Канкрин] отозвался, что не только иностранные купцы, шкипера, фабриканты, заводчики, но даже занимающиеся обыкновенными ремеслами, например парикмахеры, булочники и проч., привозя с собой товары, нововведения и улучшения в искусствах и ремеслах, еще весьма полезны и надлежит даже поощрять приезд их в Россию. Точно так же министр народного просвещения доказывает, что учителей и гувернеров в России еще не столько находится, чтобы возможно было обойтиться без иностранцев. Министр иностранных дел озабочивается, чтобы чрезмерным затруднением приезда иностранцев в Россию не были нарушены договоры наши с иностранными державами.
Общее мнение комитета состояло в том, «чтобы пошлины наложить сколь возможно умеренные, дабы с затруднением приезда бесполезным и вредным не затруднить приезд иностранцам, еще необходимым для нашего отечества». А к таковым, по мнению министра финансов, принадлежали люди самых разных профессий: «мануфактуристы, смотрители фабрик, овцеводы, практические химики, механики и высшие ремесленники, как то: оружейники, литейщики, рудокопы, сахаровары, мастера суконных, шерстяных, ваточных, ковровых, шелковых, блондовых, ленточных, басонных, позументных, парчевых, шалевых, бумажных» и т. д. Обо всех них министр финансов высказался в том смысле, что «люди сии необходимы для поддержания и успехов нашей промышленности, без них оная не только отстанет от прочей Европы, но придет в совершенный упадок». Даже у домашних учителей и гувернеров, не имеющих «звания университетского бакалавра», нашелся защитник: министр народного просвещения Уваров предлагал вообще запретить им приезд в Россию, но министр финансов Канкрин возразил, что такие люди «еще необходимы для России и затруднять приезд их значило бы затруднять воспитание детей и положить тяжкий налог на родителей». А за «актеров, танцовщиков и прочих лиц, принадлежащих к театру» заступился лично император, «соизволивший зачеркнуть» их в первоначальных таблицах графа Бенкендорфа. В конечном счете к числу «бесполезных или вредных» были отнесены только модистки, которые, «по мнению министра финансов, приезжают к нам в большем числе, нежели сколько было бы нужно», да еще аферисты и разносчики, «производящие торговлю мелочами и в разброд». Со всех, кроме представителей этих немногих категорий, решили собирать въездные пошлины, но «умеренные» и не идущие ни в какое сравнение с первоначально предложенными огромными (до нескольких тысяч рублей) суммами.


Вера Мильчина. «Французы полезные и вредные. Надзор за иностранцами в России при Николае I»
Дед

Цитаты.

Остерман признался следователям, что в октябре 1741 г., за месяц до переворота, перевел через своих доверенных агентов, английских купцов Шифнера и Вульфа, крупные суммы в Англию и Голландию и разместил их у «банкера» Пельса: во-первых, чтобы его дети могли «ездить по чужим государствам для наук»; во-вторых, для перевода денег обратно, «когда вексель низок», то есть получения выгоды от разницы курсов валют. Фирма Шифнера и Вульфа была солидным торговым предприятием и давним агентом русского правительства на западноевропейском рынке, а банкирская контора «Пельс и сыновья» - их поручителями и компаньонами по операциям с продажей русских казенных товаров. Коммерсанты сообщили властям необходимую информацию из своих книг, благодаря которой можно представить себе обороты пользовавшихся их услугами вельмож: самого Остермана, фельдмаршала Миниха и кабинет-министра М. Г. Головкина.
Оказалось, что вице-канцлер с 1732 г. Переводил свои деньги за границу – очевидно, и в расчете на проценты, и с целью обезопасить средства от придворных «конъектур». Происхождение некоторых переводов не поддается объяснению (например, пять тысяч рублей от Я. Евреинова или 5400 рублей «от тайного советника фон Крам»), но в основном это были законные доходы от лифляндских прочих вотчин. В среднем за год на счет Остермана поступало около сотни тысяч рублей. Владелец снимал со счета деньги на закупку вещей (вин и другой «провизии», тканей, посуды, драгоценностей, географических карт и прочего); небольшие суммы шли его родственникам (свояку князю И. А. Щербатову) и другим лицам. В итоге в некоторые годы приход равнялся расходу, как в 1741 г.
К Пельсу поступил и последний вклад Остермана в размере 117660 гульденов. Кроме того, сбережения министра находились у английского банкира Джона Бейкера («в английских зюд-зейских аннуитетах» на сумму 11180 фунтов стерлингов); но и они в 1741 г. Были переведены в банк Пельса под 3% годовых. Эти деньги теперь «никому не принадлежат, кроме как моему (Елизаветы Петровны, - И. К.) двору», заявил русский посол в Голландии А. Г. Головкин. Однако банкиры не понимали логики превращения частных денег в казенные минуя законных наследников, и на случай возможных претензий вкладчика учтиво требовали правительственных гарантий, формального согласия наследников и заверенную копию завещания владельца счета.
Ничего этого российские власти представить в голландский суд не смогли. Давно закрылась комиссия «описи пожитков и деревень» арестованных, а сам Остерман окончил свои дни в сибирской ссылке. Императрица приказывала Головкину: вернуть деньги, «не взирая ни на какие тех купцов отговорки и судебные коварства». Но, несмотря на все могущество империи, логика патриархально-самодержавной простоты в отношении имущества подданных не работала в ином правовом поле. Более того, российский двор продолжал пользоваться услугами Пельса: через его контору шли расчеты русских дипломатических миссий, он же переводил в Россию «субсидные деньги» по договору 1747 г. с Англией. На требования банкира предоставить «прокурации» установленных наследников и заверенную копию завещания послу нечего было ответить, а затем тяжбу отодвинули на второй план другие события.
Дело об «остермановых деньгах» завершилось только в 1755 г., когда его младшего сына, секунд-майора Московского полка Ивана Остермана отпустили за отцовским наследством – чтобы затем «взять» вместе с деньгами. Но то – по тайному совету самого посла А. Г. Головкина (брата кабинет-министра регентши, умершего в сибирской ссылке) – договорился с банкиром «не трогать капитала».



В октябре 1763 г. бывший канцлер А. П. Бестужев-Рюмин доверительно сообщил австрийскому послу, что Екатерина через своих секретных агентов «велит вывозить из империи весьма значительные и простирающиеся до нескольких миллионов денежные суммы», которые переводились на особые счета в Амстердаме и Гамбурге, о чем собеседник Бестужева уже знал. В ведомостях Кабинета мы обнаружили следы проведения такой финансовой операции, хотя общая сумма платежей остается пока неизвестной. Но они свидетельствуют, что императрица в 1762-1763 гг. чувствовала себя на троне неуверенно.

И. В. Курукин. "Эпоха дворских бурь"
Дед

Петербург. Музей истории денег.

Должен честно признать, что я проворонил появление в нашем городе нового музея - Музея истории денег. Но к счастью, благодаря сообществу spbblog, вчера я посетил этот музей, где посмотрел как саму экспозицию, так и временную выставку "Деньги, которых не было". Итак, приглашаю всех на виртуальную прогулку по этому музею и выставке.
Сам музей располагается в Петропавловской крепости, в Аннинском кавальере, а выставочный корпус расположен напротив - в Доме фондовых капиталов. Неподалеку от входа в музей стоит в качестве памятника-экспоната один из станков, использовавшихся для чеканки монет - винтовой пресс-балансир XIX-го века (такие прессы использовались вплоть до конца XIX столетия):
IMG_9764.JPG
Collapse )
Дед

Цитаты.

несмотря на то что и работники «Внешпосылторга», и сотрудники «Березок» каждый день имели дело с закупкой, транспортировкой и продажей дефицитных товаров, сами они не имели формального права отовариваться в «Березках», если не ездили в командировки за границу. Бывший работник «Внешпосылторга», занимавшийся закупкой электронной техники, вспоминает: «У меня никогда не было чеков, и я завидовал тем, кто мог покупать себе что-то в “Березке”. Абсурд: сам я закупал эту технику в безумных количествах, а себе купить ничего не мог. Можно было покупать чеки с рук, но мы боялись — вдруг Комитет заметит Посадить бы, наверное, не могли, но можно было потерять работу. Впрочем, кто-то из наших все равно покупал»Collapse )
Дед

Хельсинки. Здание ипотечной ассоциации.

Сегодняшний пост будет посвящен еще одной архитектурной достопримечательности Хельсинки - зданию Ипотечной ассоциации Финляндии.

Collapse )
Дед

Петербург. Доходный дом Елисеевых и музей-квартира А. И. Куинджи.

На углу набережной Макарова и Биржевой линии выделяется большой доходный дом. Он занимает целый квартал, ограниченный набережной Макарова, Биржевой линией и Биржевым и Волховским переулками (наб. Макарова, 10/ Биржевая линия ВО, 18/ Волховский пер., 2). История его весьма богата.

Collapse )
Дед

Елена Осокина. «Золото для индустриализации. Торгсин».

При слове «Торгсин» первое, что всплывает в памяти у большинства людей, великолепная сцена из «Мастера и Маргариты». До недавнего времени, порывшись в памяти я мог вспомнить разве что рассказанную дедом фразу из переделки «Лукоморья»: «Златую цепь в торгсин снесли». Поэтому я был уверен, что Торгсин 30-х годов неким аналогом «Березки» 70-х, продававшим за валюту «дифисит». Но недавно я прочел замечательную книгу историка Елены Осокиной «Золото для индустриализации. Торгсин» и с удивлением узнал, что все было гораздо интереснее.
Collapse )
Дед

Петербург. Московский купеческий банк. 1901-1902

Банки в Санкт-Петербурге традиционно оформлялись в духе классики или ренессанса, а не модерна. В самом деле, одно из главных достоинств банка – стабильность, которая как раз ассоциируется с классикой. В самом деле, оформишь здание в стиле «декаданс», а тут и сам банк придет в упадок. Но как известно, из каждого правила есть исключения. И таким исключением является оформленное в стиле «модерн» здание Московского купеческого банка (Невский пр., 46).
 
Collapse )
Дед

Ленинград. Школа на Невском проспекте. 1939

Среди банков и магазинов, расположенных в начале Невского проспекта, стоит здание школы (Невский пр., 14).
  
Collapse )